03 Августа 2021 / 04:30 EN

    3x3 против 2х2: другой взгляд на переформатирование „Южного Кавказа“

    Тигран Хзмалян

    Тигран Хзмалян Председатель Европейской партии Армении

    Поводом для этой статьи стал целый ряд недавних публикаций, анализирующих «новый расклад сил» и даже «переформатирование» региона, называемого в мировой прессе Южным Кавказом. Третья карабахская война действительно изменила ситуацию в регионе, однако перед тем, как излагать свои взгляды на происходящие события, считаю необходимым уточнить сам термин, которым теперь принято обозначать то, что раньше называлось Закавказьем. Если говорить не о географии, а о политике, то мне гораздо более точным предствляется обозначение «Юго-Восточная Европа». Дело в том, что вся политическая история этого региона, начиная с римско-парфянских сражений древности и до нынешних карабахских войн, является борьбой за доминирование здесь двух соперничающих цивилизаций – европейской и азиатской. Вне этого контекста любой экономический или политологический анализ складывающейся здесь ситуации будет неполным.

    Чтобы объективно оценить промежуточные итоги произошедших осенью 2020 года событий, достаточно взглянуть на формат их участников: помимо непосредственных сторон карабахского конфликта – Армении и Азербайджана, ключевую роль в его ходе сыграли Россия и Турция, а в процессе и сразу после прекращения боевых действий на политическую сцену вступили и главные мировые силы – США и ЕС, являющиеся сопредседателями Минской группы по урегулированию карабахской проблемы. Если прибавить сюда и непосредственных соседей по региону, затронутых этим конфликтом – Иран и Грузию, то станет очевидным, что процесс уже вышел за региональные рамки и затронул глобальные интересы.

    Свидетельством возникших противоречий стали даже сами названия форматов, в которых описывают ситуацию основные акторы. Так, на днях возник термин «региональная платформа шести, или 3х3», где первая «тройка» - Россия, Турция и Азербайджан предлагает новые транспортно-коммуникационные проекты для второй «тройки» - Армении, Грузии и Ирана. Причем, если Иран сразу же согласился на этот формат, послав главу МИД Джафара Зарифа в турне по всем упомянутым странам региона, то Грузия, хоть и не сразу, но довольно резко отмежевалась от предлагаемого проекта. Сначала президент Зурабишвили одобрительно отозвалась об этой идее, но уже 27 января МИД Грузии отказалось от участия в «платформе шести», указав на невозможность совместных проектов с Россией, оккупирующей часть грузинской территории. В этом контексте особенно двусмысленной становится позиция Армении, где деморализованное и лишенное поддержки нации правительство Пашиняна беспомощно лавирует между шантажом «тройки победителей» и возмущением общества по поводу самой идеи участия в российско-турецко-азербайджанском проекте.

    Впрочем, одного лишь недовольства армян и недоверия грузин было бы недостаточно для остановки столь привлекательно оформленного и подкрепленного военно-политическими и финансовыми ресурсами «переформатирования» региона. Но у этого проекта есть куда более влиятельные недоброжелатели, хотя пока и не высказывающиеся прямо против него – это США и Франция, ставшая после «Брекзита» политическим лидером ЕС. Таким образом, наряду с проектом «3х3» возник формат «2х2», включающий в решение армяно-азербайджанского конфликта «большую двойку» - США и ЕС. Нетрудно заметить, что этот формат возвращает ситуацию в рамки Минской Группы по урегулированию карабахской проблемы, но с одним важным исключением – тут нет России. Дело в том, что Россия фактически сама исключила себя из Минской группы, попытавшись сломать ее формат, для чего прямо встала на сторону Азербайджана и Турции во время Третьей карабахской войны. Ничем иным, как нарушением Минского процесса нельзя назвать многочисленные заявления Путина о принадлежности Карабаха Азербайджану, о его статусе и о судьбе территорий в ходе войны и после нее.

    Почему же так обострился и глобализировался этот региональный конфликт? Возьмусь предположить, что непосредственным поводом для этого стала даже не сама война, а те ее последствия, которые нынешние победители – Азербайджан, Россия и Турция – пытаются сейчас представить как окончательные итоги, называемые деликатным термином «переформатирование». В первую очередь речь идет даже не о статусе Карабаха и спорных территорий, а о небольшом участке земли, находящимся вообще за пределами Карабаха и вот уже сто лет являющимся вожделенной целью для Турции и Азербайджана – это 40-километровый отрезок армяно-иранской границы вдоль реки Аракс, входящий в южную армянскую область Сюник. В многочисленных публикациях и документах о транспортной инфраструктуре региона он упоминается как «Мегринский коридор», по названию армянского города Мегри, восходящему корнями в дохристианскую древность к имени верховного зороастрийского божества Мihr-а/Митры и означающего небесную гармонию. Для русскоязычных читателей будет неожиданностью узнать, что русское слово «мир» произошло именно от этого древнего арийского корня. Однако мира и гармонии на этом кусочке земли всегда не хватало, так как Мегринский коридор отсекает территорию Азербайджана от включенного в его состав Сталиным в 1921 году Нахиджевана – другой армянской области, которая вместе с Карабахом и Сюником должна была по российско-турецкому пакту Ленина-Кемаля стать мостом между Турцией и остальными тюркоязычными территориями тогдашнего Туркестана, вплоть до китайской границы. Этот грандиозный план «экспорта русской революции» в Центральную Азию за счет армян не был выполнен лишь в одном пункте – именно в той самой провинции Сюник, которую весь 1921 год с горсткой добровольцев оборонял и отстоял от атак российской Красной армии и ее турецких союзников полковник армянской армии Гарегин Тер-Арутюнян, тот самый Нжде («скиталец»), чего до сих пор ему не может простить Москва, проклинающая его по сей день в нотах МИД.

    Сюник остался армянским, в отличие от Карабаха и Нахиджевана, что на 100 лет сорвало проект соединения Турции с Азербайджаном и далее, с Центральной Азией. Армении тогда помогло и то, что к этому проекту большевиков вскоре охладел Ататюрк, предпочтя сближение с Западом. Теперь же, сто лет спустя, с учетом общности антизападных позиций Путина и Эрдогана, старый план вдруг обрел новое дыхание. А если учесть, что главной целью всех внешнеполитических операций Кремля в последние годы был контроль над нефте-газовыми и транспортными коммуникациями, от чего критически зависит бюджет РФ и само существование путинского режима, то станет понятна логика действий Москвы как в Сирии, как в Украине, так и в Карабахе.

    Но вот международная конъюктура сейчас сильно отличается от ситуации 100-летней давности. В 1921 году западный мир был на спаде, залечивая раны Первой мировой войны и с трудом приходя в себя, в то время как большевизм и кемализм были на подъеме, гальванизировав и оживив Россию и Турцию новыми идеологиями. В 2021-м все наоборот – Путин и Эрдоган становятся мировыми изгоями, их страны находятся в политической изоляции, их экономики балансируют на грани коллапса. Запад же, после вынужденного «перерыва» на пандемию и Трампа, вновь собирается с силами для постиндустриального передела мира, а российско-турецкий тандем, начавший с «переформатирования» Сирии и переключившийся сейчас на Армению, явно не вписывается в этот процесс.

    Мегринский коридор, казавшийся главным бонусом карабахской войны для Анкары, Баку и поддержавшей их Москвы, может стать главным камнем преткновения не только на пути «платформы шести», но во всей политической архитектуре российско-турецкого союза. Россия еще может контролировать марионеточное правительство Пашиняна в Ереване, но превратив региональный конфликт в глобальный российско-турецкий проект, Путин и Эрдоган сталкиваются теперь со столь же глобальным сопротивлением. Первым сигналом стал отказ Грузии от участия в формате «3х3». Мне кажется, что нежелание сидеть за одним столом с Россией было лишь внешним поводом для такого решения Тбилиси. Там не могут не понимать, что прорыв Турции к Азербайджану через юг Армении выгоден для России тем, что таким образом резко снижается роль Грузии в транзите транспортных и энергетических коммуникаций из Баку в Турцию и дальше. Мегринский коридор может вывести из оборота сначала железнодорожное сообщение Баку-Тбилиси-Карс, а потом и трубопроводы Баку-Тбилиси-Джейхан. Алиев уже продемонстрировал Путину свою лояльность, в дни карабахской войны переключив значительную часть экспорта нефти с грузинского маршрута на российский трубопровод до Новороссийска. Абсолютно таким же образом может произойти и с железной дорогой – поезда из Баку могут пустить не через Грузию, а через конфискуемый у Армении по этому плану Мегринский коридор - в благодарность Путину за поддержку позиции Алиева во время и после войны, тем более, что это полностью соответствует интересам Азербайджана для свободного доступа в Нахиджеван и далее в Турцию. Политические выгоды здесь покроют все финансовые издержки, а в результате Грузия неожиданно окажется в полной изоляции и в зависимости от Москвы. В таком случае и Грузия, и Армения, и весь регион станет воистину «Южным Кавказом» - азиатской провинцией под совместным российско-турецким контролем, потеряв шанс стать Юго-Восточной Европой. Не знаю – понимают ли это в Ереване и Тбилиси. Надеюсь, что да.

    Однако, я убежден, что это понимают в Париже, Брюсселе и Вашингтоне. А значит весьма велика вероятность, что этого не случится. Во всяком случае национально-демократические силы Армении рассчитывают как на поддержку Запада, так и на сотрудничество с Грузией в нашем сопротивлении этому российско-турецкому проекту. Ну а Мегринский коридор, конечно, когда-нибудь откроется, как и Абхазская железная дорога - на благо всех народов региона. Но не под российским и не под турецким военным управлением. Это произойдет по образу и подобию стран Европейского Союза, как и подобает Юго-Восточной Европе.


    #AZERBAIJAN
    #ARMENIA
    #GEORGIA
    #CAUCASUS
    #NAGORNO-KARABAKH
    #REGION
    #RUSSIA
    #EU
    #USA
    #POLITICS
    #DIPLOMACY
    #SECURITY

    01 Февраля 2021 / 15:13





Последние новости

    В НАТО рассказали, в каком случае откроют огонь по российским кораблям

    02 Августа 2021 / 14:33

    Aршак Карапетян освобожден с должности первого заместителя министра обороны Армении

    02 Августа 2021 / 12:44

    Baijiahao: болезненный дипломатический удар РФ по самолюбию США пришелся на август

    02 Августа 2021 / 11:49

    Никол Пашинян выдвинут на должность премьер-министра Армении

    02 Августа 2021 / 11:45

    В Ереване начал работу новоизбранный парламент Армении

    02 Августа 2021 / 11:26

    Российской стороне вручена нота протеста из-за высказываний Жириновского

    02 Августа 2021 / 11:19

    "Грузинская мечта" объяснила разрыв сделки с оппозицией

    02 Августа 2021 / 11:11

    Армения вновь обстреливает Нахчыван

    02 Августа 2021 / 11:01

    Тушить пожары в Турции будет авиагруппировка МЧС и Минобороны России

    02 Августа 2021 / 10:51

    В Госдуме РФ прокомментировали заявление Пашиняна разместить миссию ОДКБ вдоль армяно-азербайджанской границы

    30 Июля 2021 / 13:12

    Необходима деэскалация: Тойво Клаар о ситуации на армяно-азербайджанской границе

    30 Июля 2021 / 12:19

    Украинский генерал обещал отправить Россию в нокаут ударом в челюсть

    30 Июля 2021 / 12:15

    Минобороны Армении: ПВО пресекла проникновение БПЛА Азербайджана в воздушное пространство РА

    30 Июля 2021 / 11:35

    Джейхун Байрамов: Баку не заинтересован в напряженности на границе с Арменией

    30 Июля 2021 / 11:09

    Россия пришла на помощь Турции в борьбе с лесными пожарами

    30 Июля 2021 / 10:54

Все новости